Она безнадёжно влюбилась в «него».

Она уже отказалась от счастья, которое может обрести женщина. Любовь была величайшим из табу. Даже если чувства были под запретом, должна была быть тропа, по которой они могли пройти к своей труднодостижимой цели, продолжая нести на себе свои грехи до самого конца.

Что за мужчина не будет биться против всего мира ради женщины, которую он любит?

Однако «он» не мог так поступить. Она не была женщиной, она даже не была «человеком» - лишь частью механизма, которая называлась «королевой», что поддерживала короля правящего страной.

«Он» не был мужчиной, он даже не был «человеком» – лишь частью механизма, которая называлась «рыцарь», что в абсолютной преданности служила королю.

«Он» был мужчиной, которого другие назвали «Озёрным Рыцарем», несравнимо храбрым, галантным и рыцарственным, элегантным и бросающимся в глаза одновременно. Он на самом деле был олицетворением рыцарства, существом которым восхищались все.

«Он» не только был идеальным рыцарем, перед которым все преклонялись, он даже был благословлён феями. Этот титул стал «его» величайшей славой, и в то же время величайшим проклятьем, которое на него пало.
«Идеальный рыцарь», который служил «идеальному королю» - этот мужчина мог жить лишь так, как от «него» ожидали другие – верить ему и отдать за «него» свою жизнь.

«Его» жизнь принадлежала не «ему», но людям, которые почитали рыцарство и отдали за него свои жизни.

И король, которому «он» служил, был слишком идеален – он был героем без изъяна. «Озёрный Рыцарь» никогда не помыслит о том, чтобы предать «Короля Рыцарей», который спас «его» родную страну родину от ужасов войны.

«Он» поклялся в абсолютной верности идеальному монарху, и между ними возникли узы благородной дружбы. «Он» также знал, что за этим благородным рыцарством, была измученная и забытая всеми женщина, которая целыми днями проливала слёзы.

Какой из путей был правильным? Никто сейчас не может сказать об этом.
Должен ли «он» был быть жестоким до самого конца и жить «своими» идеалами, или должен ли был «он» отринуть верность и жить ради любви?
Пока «его» сердце сжималось в агонии, время неумолимо шло. И в конце всё закончилось наихудшим образом. Подлые люди разбили вдребезги престиж короля, и предательство королевы, наконец, было открыто миру. Чтобы спасти королеву, которой был вынесен смертный приговор, «он» мог лишь выступить с оружием против короля… и таким образом, «он» всё потерял.



Рыцарь превратился в предателя…

«Его» предательство порушило баланс среди Рыцарей Круглого Стола. Этот инцидент стал причиной войны и бойни, страна заполыхала огнём и была раздроблена. Люди насмехались над «ним».

Опороченное имя глубоко ушло корнями в историю прошлого и никогда не будет очищено. Поэтому она винила себя за то, что сбила с истинного пути «идеального рыцаря» и плакала до этого дня. В конце, единственное, что «он» сделал для женщины, которую любил, так это заставил её вечно ронять слёзы. Если бы «он» был отвратительным человеком без чести, «он» смог бы забрать королеву не колеблясь ни секунды, и уничтожить величие короля. Но «он» был рыцарем, чересчур идеальным рыцарем.

К королю, который был для «него» соперником в любовных делах, к тому, кто заставил женщину которую «он» любил - ступить на её тяжкий путь, «он» не испытывал гнева до самого конца.

Да, кто мог вообще не любить этого известного короля? Короля, чьё благородное имя прошло сквозь эпохи, храбрейшего и благородного из всех. Этот король положил конец смутному времени. Король, который никогда не проигрывал в битве, был справедлив и непорочен, честен, но никогда не смущаем эмоциями, и который ни разу в жизни не допустил ни одной ошибки.

Даже после всего этого, за всю свою жизнь король никогда не винил «его». Даже когда король обменивался с «ним» ударами, с тем, кто отрёкся от Круглого Стола, это было вынужденным шагом, чтобы сделать из «него» пример в назидание другим, и не было истинным намерением короля. Даже если «он» и совершил величайший грех предательства, король не забывал их чистую и благородную дружбу до самого конца.

Этот благородный король был так «правилен». Как можно было не любить такого монарха? Однако… в таком случае, кому были посвящены «его» сожаление и её слёзы?

Гнев, который «он» унёс с собой в могилу, преодолел границы времени и мучил его целую вечность в Зале Героев, который был бесконечен… и вот, «он» услышал зов издалека.



Приди, бешеный зверь. Приди, упрямый мстительный фантом. Этот голос звал его с другого конца. И «он» пробудил его давнишнюю мечту. Если бы «он» не был рыцарем…

Если бы «он» был зверем, который не знал ни чести, ни рассудка, если бы «он» был демоном, который, подпадал под определение животного, тогда бы «он» смог отомстить за свой гнев и сожаления.

Да, безумие было путём к спасению. Зверь не будет чувствовать себя потерянным. И потому не будет чувствовать боли. Если «он» мог стать зверем и направлять движения своих рук, лишь одним «своим» желанием…

Эта мечта связала «его» с настоящим миром, и поместила на поле боя, которое «его» не интересовало.

«Он» давно забыл «своё» имя, забыл данную клятву; «его» тело существовало лишь для того чтобы демонстрировать смертельные умения руками, которые насквозь пропитались слёзами. Чести, которая была опорочена - более не существовало, и сердца, которое было полно сожалений – тоже. Вот кем «он» на данный момент был… существом, которое называли «Берсеркер».

Не иметь сожалений. Пасть. Быть свободным - вот чего он искал.
Более того, безжалостная рука Судьбы даже организовала эту ироничную встречу.

- Ар… тур…

Зов, который соскользнул с «его» губ, уже ничего не означал.
Даже если и так, серебряный мечник, который стоял на коленях под потоками воды, несомненно, был человеком, которого «он» и любил, и ненавидел в прошлом.

Благородный облик и величественное спокойное лицо, на которое были возложены бесчисленные надежды и благословения, сейчас он в отчаянье стоял перед ним на коленях. Теперь король знал о том, что скрывалось долгое время, и что было похоронено в вечной тьме. Король забыл свою гордость монарха и заплакал.

- …Неужели ты так меня ненавидишь, друг мой?

«Да, вот что я хотел увидеть…» - кричал зверь в его сердце, стенал рыцарь в его душе. Страдай. «Теперь ты знаешь, сколько слёз мы проронили ради твоей недолгой славы, как мы уничтожили сами себя, теряя дни, и сидели в пустоте, дожидаясь старости».

Настало время отомстить за застарелую несправедливость. Падший чёрный рыцарь поднял над головой меч отмщения.

- Неужели ты так сильно меня ненавидишь, Озёрный Рыцарь?!

Ах. Да, именно. Тогда, будь я не рыцарем, но лишь мужчиной… Будь я не преданным слугой, но ненавидел бы тебя как человек…

Тогда, возможно, я бы мог спасти эту женщину!

Акт 16:

Глава 6

План боя против Котомине Кирея был основан на информации, полученной от Хисау Майи, которая сражалась с ним дважды.
В бою на дистанции он использовал Чёрные Ключи. Один бросок с учётом подготовки к нему занимал 0.3 секунды. Что касается нескольких бросков, было подтверждено, что он мог сделать четыре броска за 0.7 секунды. Он также может беспрепятственно атаковать неподтверждённые цели. Сила клинков, которые имели отчасти духовную природу, могли пробить железо. Вероятность попадания – 100%, когда он использует иллюзии.


В ближнем бою он использовал стиль Багуа. Хотя деталей выяснить не удалось, но он действительно был в нём экспертом. Он серьёзно ранил вооружённую ножом Майю всего одним ударом. Разрушительная сила подобной атаки способна разломить надвое ствол дерева, что делало её чрезвычайно опасной.


Церковное одеяние, которое покрывало всё его тело, было усилено пуленепробиваемыми материалами и обладало защитой от заклинаний. Оно может защитить от попадания пули калибра 9 миллиметров Парабеллум.
Касательно данным предварительной разведки, которые он собрал из иных источников – согласно отчёту об обучении полученным от Тосаки Токиоми, в волшебстве Котомине Кирей не продвинулся выше уровня новичка. Его самым выдающимся навыком была ментальная хирургия. Если он и будет обращаться к каким-нибудь действенным мерам во время боя, единственным что можно было предположить так это укрепляющее волшебство; учитывая то что он был экспертом по ближнему бою, последнее могло ещё больше повысить его и без того выдающиеся способности.


Теперь касательно предсказания его собственной тактики ведения боя.
Так как Эмия Киритцугу тщательно скрывался в тени, большая часть информации, с помощью которой он мог проанализировать тактику Киритцугу, представляла собой слухи. Единственный раз, когда он был вынужден использовать своё «секретное оружие», имел место в сражении с Лордом Эль-Меллоем. Замкнутый барьер замка семьи Айнцберн обладал тогда достаточной плотностью для того, чтобы не дать Ассассинам проникнуть внутрь. Более того, в тот момент Кирей сам был занят сражением с Майей и Ирисфиль. Поэтому Кирей никак не мог знать о Врождённом Временном Контроле и «Пуле Происхождения». Можно было заключить, что им ему будет нечего противопоставить.


…Такова была информация, которой обладал Киритцугу на время подготовки к последней битве.


Итак, их первое столкновение будет заключаться в противостоянии Чёрных Ключей и пуль. Естественно Кирей будет в очень невыгодном положении.


ona-visprosila-svoj-put-k-uspehu-vsego-za-3-mesyaca.html
ona-zakonchila-9-klass-s-udovletvoritelnoj-uspevaemostyu-i-pereshla-v-internat-tekstilnoj-fabriki.html
    PR.RU™