Она перестала звонить, и мы отправились дальше.

Когда приблизились к обрывистому склону, Велеслава подняла голову, словно к чему-то прислушиваясь. Мое обоняние и слух тоже чрезвычайно обострились. И вот мне показалось, что я слышу запах Влада и шуршание травы под его ногами. Велеслава тоже, по всей видимости, его услышала. Она повернулась ко мне и тихо проговорила:

– Пройди на пару метров вперед, там будет узкая тропка наверх. Поднимешься по ней и окажешься возле плетня, огораживающего участок братьев. Там есть старая кривая береза, она будет служить тебе ориентиром. Влад любит сидеть на плетне именно возле нее.

– А ты? – в недоумении спросила я.

Мне казалось, Велеслава хочет отвести меня сама и присутствовать при нашей встрече.

– Я найду бедняжку Тина, – ответила она и улыбнулась. – А то он, наверное, заждался!

– Понятно! – закивала я и улыбнулась в ответ. – Спасибо тебе за все, милая Велеслава! – горячо поблагодарила я.

– Пока не за что! – тихо ответила она. – И будь предельно внимательна и… осторожна. Теперь мы точно знаем, что произошло. Влад остался без души, а это страшное состояние.

– Мне бы только его увидеть! – вздохнула я. – Хотя бы издали! Я истосковалась по нему!

– Я найду Тина, и мы будем поблизости… на всякий случай, – ободряющим тоном произнесла она. – Иди! Заря разгорается.

Дополнительного приглашения мне не требовалось. Я стремительно двинулась в указанном направлении и скоро увидела извилистую тропу наверх. Взлетев по ней на довольно крутой берег, я сразу заметила Влада. Плетень тянулся в нескольких метрах от обрыва, слева высилась старая береза, и возле нее неподвижно сидел Влад. Он примостился на верхнюю жердь, нахохлился и напоминал какую-то дремлющую большую птицу. Я осторожно пошла к нему. Но он не реагировал. Солнце начало вставать, его лучи окрасили окружающий мир в золотисто-розовые тона. И обычно бледное последнее время лицо Влада выглядело почти как раньше – румяным и свежим. Но вот небольшая тучка поплыла над горизонтом и на пару минут закрыла встающее солнце. Я вздрогнула, так как цвет зари больше не красил лицо Влада. И я увидела, насколько он бледен. Это было серое неподвижное лицо мертвеца. Сердце сжалось, но я взяла себя в руки и подошла. Влад по-прежнему не реагировал, словно не слышал моих шагов, не замечал, что я стою напротив него.

– Милый! – прошептала я и приблизилась почти вплотную к нему.

Его расширенные глаза были неподвижны, зрачки выглядели огромными черными дырами в пропасть. И я словно в бездну заглянула. Это было настолько страшно, что я отпрянула и зажмурилась. Когда открыла глаза, Влад сидел все в той же позе нахохлившейся птицы. Я обняла его, но он словно окостенел и не реагировал. Разжав объятия, я инстинктивно поднесла к его лицу свою левую руку. На пальце было подаренное им кольцо с бриллиантовой лилией. Лучик солнца в этот момент скользнул по нему, и лилия засверкала всеми цветами радуги. Влад вздрогнул. Я мгновенно воодушевилась.



– Милый! Помнишь это кольцо? Ты подарил мне его в знак вечной любви!

И я провела острыми кончиками лепестков по его щеке. Его лицо приняло более осмысленное выражение. Я коснулась пальцами его висков, повернула его голову к себе и глубоко заглянула в глаза. Зрачки начали сужаться.

– Любимый, – прошептала я и припала к его губам.

И они дрогнули. Их застывшая ледяная твердость начала наливаться горячей кровью, я ощущала ее биение под своими губами и целовала все более настойчиво. И вот он оторвался от моих губ и глубоко вздохнул. Его ресницы затрепетали, глаза не отрываясь смотрели в мои. Я вцепилась в его пальцы. Они тоже были ледяными, но чем дольше я их держала, тем горячее они становились.

– Лиля? – спросил он с явным изумлением.

– Любимый! – ответила я и с трудом сдержалась, чтоб не разрыдаться.

Его руки уже обнимали меня, он терся носом о мои волосы, затем начал страстно меня целовать. И будто прежний Влад был сейчас со мной. Когда он оторвался от меня, то начал торопливо говорить:

– Я словно все время на дне огромной пропасти… ко мне приходит черная рысь… моя душа в ней… я подчиняюсь только черной…

Влад соскочил с плетня и закрыл лицо руками. И как только наш физический контакт прервался, он сразу стал прежним зомби. Я видела это по окостеневшему телу и неестественной позе. И когда его руки опустились, я вздрогнула. Лицо вновь посерело и застыло, медово-солнечные глаза потухли, зрачки расширились и заполнили их до отказа. И я снова видела провалы в бездну.

– Влад! – испуганно позвала я.


oni-ne-budut-pokupat-esli-vi-ne-budete-prodavat.html
oni-ne-zahotyat-razgovarivat-so-mnoj-ob-etom.html
    PR.RU™